17 Сен

Дерек Джармен. Иная идентичность

Майкл Дерек Элворти Джармен – британский авангардный режиссер и художник. Его кинематограф, богатый визуальными и стилистически смелыми образами, находился в оппозиции к литературным и театральным традициям британского кинематографа.

Находясь под влиянием эксцентричных режиссеров – от британцев Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера до основоположников квир-эстетики Жана Кокто и Кеннета Энгера – Джармен отстаивал личный кинематограф, сочетающий поразительную образность и особое звуковое оформление, отсылающий к авторским воспоминаниям, игнорирующий повествовательную структуру. Комментируя один из самых сильных своих фильмов «На Англию прощальный взгляд», Джармен говорит, что работает с изображением и звуком на языке, который ближе к поэзии, нежели к прозе. Немое изображение в кинематографе порой может сказать ему намного больше, чем слово.
Кинематограф Дерека Джармена посвящен квир-культуре, режиссер манифестирует свою инаковость, облекая ее в мифопоэтические образы. Он был радикалом в искусстве, политике, в общественной жизни, боролся с цензурой, с тэтчеровским правительством, с церковью. Его взгляды отразились уже в первом полнометражном фильме «Себастьян» 1976 года, в котором история христианского мученика трактуется как расплата за соблазны плотской любви. Диалоги на латыни, предельно откровенное изображение – публика на премьере фильма на кинофестивале в Локарно негодовала. Но уже тогда стало очевидно: Джармен – наследник великого итальянского режиссера Пьера Паоло Пазолини, который перенес гений и пороки Ренессанса в XX век.
В следующем году был снят «Юбилей», в котором панковский мятеж и насилие отражали современное состояние общества, как в Англии, так и по всему миру. Работая преимущественно в заброшенных промышленных районах Лондона, Джармен стремился снять предельно реалистичный фильм, показывая открытое «некрасивое» насилие, алогичное поведение нового поколения. Фильм не получил признания, возможно потому, что панк-культура в Англии насаждалась сверху и была своего рода дизайнерской, приукрашенной. Это был дизайнерский мятеж, в отличие от джарменовского отталкивающего «Юбилея». В «Юбилее» уже можно отметить элементы, которые еще не раз проявятся в кинематографе Джармена: это и приверженность оккультизму, интерес к ренессансным ученым, магам; и очевидное влияние творчества Уильяма Блейка – в «Юбилее» прямо цитируется его «Иерусалим». Фильм посвящен борцам с тиранией, которые выступают против «тех, кто сговорился уничтожить многоликость и святость каждой отдельной человеческой жизни во имя материализма».
В 1979 году появился фильм «Буря», в котором темы оккультизма проявились уже совершенно отчетливо. Режиссер рассматривает знаменитую пьесу Шекспира сквозь призму мировоззрения мистиков, астрологов и психоаналитиков – от Корнелиуса Агриппы до Карла Густава Юнга. Не следуя дословной интерпретации, Джармен вкладывает свои идеи в содержание и структуру фильма, основываясь на контексте британской контркультуры 70-х годов. Главные герои в фильме анализируются с позиции гендерной теории, Джармен описывает их характеры, отражая зависимость своих гендерных предпочтений и квир-политики в Англии в то время. По сценарию, написанному Джарменом, Просперо – шизофреник, которого держат в Бедламе (госпиталь святой Марии Вифлеемской, психиатрическая больница в Лондоне), а король неаполитанский Алонзо, герцог Миланский и остальные навещают его, наблюдая за распадом его личности. Отношения Миранды с Просперо и Фердинандом, основанные на геополитическом конфликте, наполняются гендерным контекстом. Калибана показан не как принадлежащий к расовым меньшинствам, находящимся под угрозой, а как обычный человек, что становится непосредственным выражением квир-идей автора. И наконец, образы Ариэля и Калибана противопоставляются как конфликтующие сексуальные идентичности, а все действие в фильме окутано дымкой гомоэротического желания. «Буря» была снята в форме «маски» – аллегорической пьесы, иногда с сатирическими нотками, действие перемежалось песнями, танцами и сопровождалось богатыми сценическими эффектами. По мнению Джармена, театральным постановкам «Бури» как раз не хватало атмосферы праздника. Каково бы ни было истинное, глубинное содержание пьесы, она должна блистать и развлекать. Таким образом, Джармен, переписывая пьесу Шекспира, получает подрывную деконструкцию, которая выражает его взгляды на гей-политику и воспринимается как независимое произведение искусства.
Ранние фильмы Джармена отличались стилистикой театрализованного барокко – «Буря»; и гедонизмом Римской империи – «Себастьян». В зрелых работах режиссера чувствуется стремление к ясности, простоте и аскетизму: начиная с «Военного реквиема», через «Витгенштейна» и до апогея – «Blue», в котором вообще отсутствовало фигуративное изображение, только синий (по Иву Кляйну) экран. В последние годы жизни Джармен, болевший СПИДом, ослеп, и кинематограф во всей полноте стал для него недоступным.
Предпоследний фильм Джармена «Витгенштейн» – киноэссе, посвященное австрийскому философу Людвигу Витгенштейну, одному из самых ярких мыслителей XX столетия. Режиссер проводит аналогию между собой и Витгенштейном, который в результате своих изысканий пришел к заключению об исчезновении философии, вернее, о сведении ее к проблемам языка. Очевидно, что герой «Витгенштейна» – это сам Дерек Джармен, а фильм – его автобиография. Ирония бессмысленности в барочных костюмах поставангарда, запечатленная в «Витгенштейне», стала квинтэссенцией творчества и мировоззрения выдающегося режиссера.

Ретроспектива Дерека Джармена пройдет с 15 – 27 сентября в рамках программы ВИДЕОFOCUS. Подробности на сайте: www.ncca.ru

Даша Бирюкова – куратор Государственного Центра Современного Искусства

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица