ЦАРЬ ГРИБОВ strana_muhomorov Авторы и исполнители главных ролей в фильме «Страна мухоморов» Леонид Машинский, Владимир Зубков и Сергей Сальников о том, что такое мухомор для русского человека. При участии Дмитрия Пименова СИНЕ ФАНТОМ: Здравствуйте, товарищи! Мы собрались тут, чтобы кратко и весело обсудить ваш фильм «Страна мухоморов». Расскажите же, как началось ваше сотрудничество? Почему вы сняли этот фильм? Леонид Машинский: Началось всё не то чтобы с кино – я никогда не стремился быть режиссёром. Однажды, ещё в конце девяностых, когда я работал на открытой Горбушке, пришел к нам Серёжа Сальников и очень много, возбуждённо, интересно говорил, но это было трудно воспринять. Он рассказывал о том, что организовывает фестиваль андеграудного кино «Стык». И мы стали сотрудничать. Сергей Сальников: Лёня сказал мне: «Как бы я мог быть полезен твоему делу?» Я сказал: «А не хочешь ли ты быть спонсором фестиваля?» Он сказал: «Спонсором в каком смысле? Денег я дать не могу». Я говорю: «Но ты можешь давать призы в виде своих кассет». Л.М.: И в течение четырёх или пяти лет я был спонсором фестиваля. Благодаря фестивалю «Стык» я познакомился со Светой Басковой (Баско́вой, как она себя сейчас величает, понятно почему). И потом сложилось так, что я построил дачу в районе Орехово-Зуево. И на станции Кабаново, через которую я ездил на дачу, была хорошая заброшенная молочная фабрика. Я туда безуспешно Свету приглашал два года. Мне казалось, что как раз ей это очень подходит. А со Светой я был уже знаком достаточно долго, потому что я в двух последних её фильмах снимался – в фильме «Голова» в эпизоде и в фильме «Моцарт». Но Света была в каком-то творческом кризисе в этот момент, и никак не мог я её допроситься. И тогда Володя Зубков, который все фильмы Светы Басковой делал вместе с ней, он ее ближайший соратник, говорит: «Ладно, Света, наверное, уже сейчас не сможет, она в таком клинче неизвестно до каких пор. Так что ты пиши сценарий, и мы с тобой снимем». И я подумал: а почему нет. И написал сценарий, а это было для меня дело знакомое. И поскольку больше некому было, пришлось мне за всё это дело взяться. С.С.: Знакомое, потому что у него есть несколько написанных повестей, сказок. Лёня не только официально публиковался в журнале «Знамя», он ещё имеет книгу стихов – это отдельная статья его творчества, поэтическая, но помимо этого он – драматург и писатель, это очень важно. СФ: Стихи, кстати, в фильме звучат ваши? Л.М.: Да, конечно. Все стихи, все тексты песен, естественно, мои. Я как раз в основном поэт, я стихов написал огромное количество, не знаю, сколько тысяч, какое-то количество хранится на stihi.ru, как Спящий поэт я там присутствую. Владимир Зубков: Я говорю Лёне: «Лёня, есть такая идея – снять кино. Давай придумаем, что». Мы с ним посидели вместе, подумали, что можно делать. Были мухоморы. СФ: Это какой год, я прошу прощения? В.З.: Два года назад. Возникла идея сделать фильм о секте, или содружестве, или просто неформальной организации, которая интересуется именно мухоморами. Кино о том, что человек попадает в эту секту, и что с ним потом там происходит. Это была идея. Лёня подхватил идею, сказал: «Хорошо, я напишу сценарий». Я говорю: «Лёня, ты напишешь сценарий – учти, этот сценарий должен быть реализован обязательно. И в этой ситуации ты будешь вместе со мной реализовывать этот сценарий от начала до конца. Но ты ещё будешь и режиссёром этого». Он до этого не знал, что такое быть режиссёром. Он говорит: «Хорошо, я попробую». И начался процесс. Сначала Лёня написал сценарий. Мы с ним вместе его поправили, посмотрели, что прибавить, и т.д. Мы придумали ещё несколько сцен вместе с ним, придумали стихи, которые звучат в фильме, то есть он написал эти стихи исключительно для этого фильма. Дмитрий Пименов: А тема Православия и грибов как-то освещена? Л.М.: В этом фильме разве что на мне крест, и я его теряю, потом обретаю. И один раз я там перекрестился ещё. Главное в этом фильме – то, что есть демоны. Эти демоны среди нас. СФ: Значит, всё-таки грибы от демонов? А вы, стало быть, Сергей, демон-проводник. Л.М.: Я думаю, что не надо это всё в банальность превращать. Демоны – это невидимые сущности, которых на порядок или на несколько порядков больше, чем людей. Они вместе с нами существуют, все мёртвые души в том или ином виде, которые вообще на земле существовали, у которых была человеческая душа. И так или иначе они на наше поведение влияют, на поведение всех. И это не про демонов, это про людей, через которых действуют демоны. Может быть, они могут в мухоморном обличии, любом другом приходить. А вообще – фильм-то не об этом совершенно. СФ: А о чём? Л.М.: В общем, это аллегория, это фильм о России, о родине нашей. Если брать психологию, то проще всего на юнгианство указать – Юнг – один из моих любимых авторов, которого я периодически читаю и перечитываю, как развлекательную литературу. В частности, у него есть такой пассаж об американцах, что американец – это человек с аналитическом умом европейского человека, телесными повадками негра и глубинной душой индейца. Русский или вообще россиянин, тот, кто живёт на этом постпостпространстве, любой русскоязычный человек, выросший в этой культуре, – он, на мой взгляд, тоже такое растроенное существо. Не скажу, что у него ум европейский, но самый верхний слой корки у него чем-то с Европой связан. Далее следует что-то такое азиатское, а потом этот шаманский подтекст. Потому что именно Россия – родина шаманов, родина мухоморов и т.д. Отсюда именно – и из Азии – всё это пришло в Америку, где эти индейцы. salnikov-muhomor СФ: Тогда вопрос: почему в фильме «Аватар» американец обретает и выбирает свои индейские корни, а ваш герой, вернувшись к шаманским корням и столкнувшись с местными демонами, решает всё-таки уйти оттуда? Л.М.: Катя, вы неправильно поняли фильм, может, потому что полную версию не смотрели. На самом деле, если посмотреть полную режиссёрскую версию фильма, становится ясно: он не уходит оттуда, уйти некуда. Он просто понимает, что он всегда в этой стране мухоморов жил, и он в ней и остаётся, он вписан в эту картинку, чёрный маленький человечек в нашем русском пейзаже, как на двери туалета. Это такая внятная метафора, потому что в полной версии фильма он, когда уходит, то находит все свои атрибуты – паспорт, часы, крест, сумку. И потом он находит мухомор, такой «хлеб жизни», в конце концов. Там потом такой есть эпизод, когда идёт эта финальная песня «Мухоморная поляна навсегда», и там рассыпана уже не мелочь, а бумажные деньги, причем разные – рубли, евро, доллары. И он идёт и пинает их ногами, потому что «хлеб жизни» в качестве мухомора он уже обрёл, причастился от этого древнего обряда, который здесь был. Герой пришел инициацию – вот что произошло, он просто совершил путешествие вглубь себя, прошел этот трип, инициацию, и наконец осознал то, что на самом деле всегда в нём было, но просто на сознательный уровень не выходило. С.С.: Увидев фильм, я понял, что фильм гораздо лучше по факту – и короткая, и длинная версия – чем я предполагал, что он получится, когда я в нём снимался. Я был просто приятно порадован. Так вот, мой вопрос. Поскольку я играл, выполняя задачу режиссёра, я не знал на самом деле, как я мыслюсь как персонаж внутри контекста самого этого фильма. Снаружи-то выглядит, что я ироничный, что я а-ля Кот Бегемот. Но на самом деле вроде бы ироничный и циничный, стебущийся персонаж выполняет добрые функции подлинного сталкера? Л.М.: Именно так. С.С.: То есть это именно постмодернистский сталкер, который не изображает из себя что-то серьёзное, как в фильме «Сталкер» Тарковского, а он это играючи делает, но продолжает выполнять светлые ангельские функции. Л.М.: Насчет светлых и ангельских функций – не совсем так. Я думаю, что здесь как раз всё амбивалентно. Я не поднимал здесь христианских ценностей, я пытался в данном случае вот эти языческие ценности, которые неизбывно у нас в подсознании находятся, вписать в наш христианский контекст, который у нас в сознании находится. Но естественно, ты не отрицательный персонаж – это точно. С.С.: А что во мне отрицательного, что в сталкере отрицательного? strana_muhomor2 СФ: Наркотики – это зло, Серёжа, это написано везде. Л.М.: Я сразу прерву – это не наркотический фильм, не про наркотики. Начнем с того, что до сих пор мухоморы ни в какой кадастр наркотиков не введены. И, в частности, у меня вот это статья, там про это я говорю, что у нас интуитивное отношение русских к мухоморам скорее положительное. Никогда, если бы мы к мухоморам плохо относились, мы бы на детских площадках не стали делать грибки в виде мухоморов. Д.П.: Тогда дайте рецепт! Как готовить? Л.М.: Опять-таки, у меня есть на эту тему отдельная статья. СФ: Тут надо сказать – все рецепты читайте на сайте СИНЕ ФАНТОМ. Л.М.: Мухоморы можно употреблять в любом виде. Д.П.: Терренс Маккена изучал этот вопрос. Л.М.: Терренс Маккена не в России жил, он здесь вообще не был. Так что говорить он не может. Мухомор, в принципе, гриб съедобный. Его можно употреблять в любом виде. Единственное, если его употреблять в сыром виде, просто кушать, он вызывает тошноту. К ней все по-разному чувствительны – кого-то вырвет, кто-то перетерпит и т.д. Может вызвать понос. Есть специалист, биолог, самый лучший сейчас популяризатор Миша Вишневский, по этому поводу я его нашел и мы подружились. Прекрасный человек. Д.П.: Ну хорошо, тошнота будет, а ментально что произойдет? Л.М.: В том-то и дело, что произойти может всё что угодно, и может не произойти ничего – скорее всего, ничего не произойдет. Вот, собственно, и всё. Просто, скорее всего, это будет как тонизирующее средство, у кого-то будет ощущение, что он выпил бутылку пива, кого-то просто вырвет, у кого-то ничего не будет. Всё зависит от контекста. СФ: Что-то вы скрываете… Но давайте вернёмся к фильму. Владимир, а что вы нам скажете? В.З.: Да, по поводу фильма. У нас есть герой, который попадает в определенную ситуацию. Эту ситуацию изначально он придумывает себе сам. Он хочет чего-то – чего, он сам не понимает, у него внутри бродит какая-то потребность. Он, для того чтобы реализовать свою внутреннюю потребность, свою внутреннюю энергию, желание, обращается к интернету, который выдает ему рецепт. Этот рецепт очень простой. Надо поехать куда-то. Он сразу соглашается с этим и едет в это путешествие туда, и выход оттуда – это и есть фильм. Человек сначала не может своё желание как-то вербализировать, не может понять. Изначально он к этому путешествию был готов. И он туда едет. И пока он идет туда, шаг за шагом продвигается, в процессе этого путешествия он внутри себя находит что-то, что рифмуется с тем, что происходит. Сначала он не очень хорошо понимает, потом все больше, и больше, и больше. И он втягивается в эту игру. Для него всё, что с ним происходит, постепенно обретает какой-то смысл. Он меняется в процессе фильма, в процессе этого трипа, и, в конце концов, он к чему-то приходит. То есть, герой изначально пуст, а к концу фильма он наполняется, и даже переполняется. Л.М.: Скорее, с уровня подсознательного выходит на сознательный. В.З.: И в конце концов он выходит на какой-то другой уровень. Л.М.: Инициация происходит. В.З.: Это другой человек уже. Когда мы видим в конце фильма этого героя – он уже другой человек. И когда он выходит из этой ситуации, тогда он встает на место. Вот это место, этот черный человек. Л.М.: Раньше он был на белом фоне на сортире, а теперь он вписан в пейзаж. Беседовала Екатерина Троепольская

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица