ОТБОРЩИК ФЕСТИВАЛЯ — ЭТО ПРОФЕССИЯ? или СКОЛЬКО МИНУТ ФИЛЬМА ДАЮТ ГАРАНТИЮ КАЧЕСТВА

Специально для СИНЕ ФАНТОМ Week Надежда Бакурадзе, арт-директор Международного Канского Видео Фестиваля, и Андрей Сильвестров, почетный президент Канского Видео Фестиваля и программный директор киноклуба СИНЕ ФАНТОМ, ответили на вопросы о том, что такое отбор. НАДЕЖДА БАКУРАДЗЕ СИНЕ ФАНТОМ: Почему одни фильмы отбираются на фестиваль, а другие — нет? НАДЕЖДА БАКУРАДЗЕ: У каждого фильма своя судьба. Судьба отборщиков — считывать судьбу фильма и следовать ей. СФ: А может фильм все-таки попасть на фестиваль вопреки мнению отборочной комиссии? НБ: Конечно, может, если автор будет одолевать отборочную комиссию, оргкомитет фестиваля и лично директора в течение как минимум одного календарного месяца, употребляя все свое авторское обаяние и всю свою смелость. После трехсотого звонка на мобильный телефон президента фестиваля — фильм автоматически попадает в конкурсный отбор. Другое дело, что этот факт никак не влияет на дальнейший выбор жюри. СФ: Если дружишь с отборщиком фестиваля, дает это гарантию попадания фильма? НБ: Гарантий никаких нет, но по дружбе фильм может попасть в конкурс. А вот дальше что? Подружиться со всеми членами жюри? СФ: Кто дает право отборщикам быть отборщиками? НБ: Отборщики сами себя отбирают в отборщики. Или их отбирают другие отборщики. Это замкнутая каста киножрецов, которых так и тянет пропустить через себя сотни часов банальных кинометров, чтобы обнаружить пять-шесть весьма сомнительных на вид «бриллиантов». СФ: Влияет ли внешность режиссера или, может быть, оформление диска на попадание в конкурсную программу? НБ: Не влияет даже почерк, которым заполнена заявка. А вот дизайн начальных титров и первые три минуты картины влияют на все сто. СФ: Как стать отборщиком самому? НБ: Придумать фестиваль, собрать на него 1000 фильмов, сесть у экрана и начать отсматривать. Куда уж проще! АНДРЕЙ СИЛЬВЕСТРОВ СИНЕ ФАНТОМ: Почему одни фильмы отбираются на фестиваль, а другие — нет? АНДРЕЙ СИЛЬВЕСТРОВ: Это очень субъективный вопрос, он связан с несколькими вещами. Первая — это, собственно, специфика фестиваля. Один фестиваль любит одни фильмы, другой фестиваль — другие. Например, может быть фестиваль развлекательного кино, и он, соответственно, выбирает более развлекательные, коммерческие фильмы. Другой фестиваль позиционирует себя как фестиваль видеоарта, и, соответственно, игровые фильмы студентов ВГИКа туда не попадут ни при каких обстоятельствах так же, как и какие-либо другие игровые фильмы. Третий фестиваль позиционирует себя как фестиваль экспериментального кино, и, соответственно, это понятие само по себе достаточно расплывчато, субъективно. Тут мы приходим ко второй составляющей: почему какие-то фильмы попадают на фестиваль, а какие-то — нет? Это, собственно, вкусы и знания отборщиков фестиваля, отборочной комиссии, ее предпочтения, ее бэкграунд, осознание той темы, которой посвящен фестиваль. Это область, о которой трудно рассуждать, потому что она субъективна и имеет отношение к конкретным личностям, являющимся отборщиками фестиваля. Таким образом, в конце ответа на этот вопрос хочу сказать, что практически любой фильм имеет шанс попасть на тот или иной фестиваль так же, как и наоборот: любой фильм имеет шанс не попасть ни на какой фестиваль. И эта ситуация также связана с каким-то везением, с судьбой, еще с чем-то, что совсем неуправляемо. Что касается рецептов, как сделать чисто фестивальный фильм... такие рецепты, конечно, есть, и можно идти по этому пути, но эти рецепты противоречат сути художественного творчества. СФ: Наверное, на второй вопрос ты уже ответил. А может фильм все-таки попасть на фестиваль вопреки мнению отборочной комиссии? АС: Нет, это невозможно, если это не какая-то специальная история, с какой-то коррупцией или чем-то подобным. Ведь существует система, есть отборочная комиссия, которая подбирается оргкомитетом фестиваля. Она, безусловно, выбирается и президентом фестиваля, и теми людьми, которые делают фестиваль, исходя из интересов этого фестиваля, его специфики, философии и тех установок, которые этот фестиваль пропагандирует. И дальше повлиять на этих людей практически невозможно, теоретически — невозможно вообще. Возможно, бывают какие-то случаи, когда кого-то можно подкупить... Но, честно говоря, я думаю, что это невозможно. СФ: Если дружишь с отборщиком фестиваля, это дает гарантию попадания фильма? АС: Естественно. Но мне, например, известны и обратные проявления подобной дружбы: когда я, зная тех или иных авторов, даже не вставлял в проигрыватель DVD для просмотра... СФ: То есть они сразу автоматом попадали? АС: Нет, они сразу же автоматом никуда не попадали, я просто их слишком хорошо знал. Нет, на самом деле, это такой вопрос, конечно, личное знакомство и… собственно, это часть работы отборщика — знать авторов и дружить с ними, просить их, чтобы они присылали свой фильм на фестиваль, потому что, на самом деле, это двоякая история. С одной стороны, режиссеру и авторам фильма хочется оказаться на фестивале, с другой стороны — отборщикам фестиваля хочется, чтобы у них на фестивале оказались только хорошие авторы. И чтобы это случалось, отборщикам необходимо дружить с ними, уговаривать их. Другое дело, что, по идее, дружба с ними не должна приводить автоматом к тому, чтобы фильм отобрался. Мы знаем такие прецеденты, к сожалению. СФ: Тайну не раскроете? АС: Нет. СФ: А кто дает право отборщикам быть отборщиками? АС: Отборщик фестиваля — это профессия, соответственно, существует оргкомитет фестиваля, который приглашает тех или иных людей на той или иной основе, платной или волонтерской, смотреть фильмы на протяжении какого-то периода времени и принимать решения, какие из них достойны. В принципе, это очень серьезный труд. Я в этом году посмотрел 260 фильмов, даже больше. Это дохрена. СФ: От начала до конца — каждый фильм? АС: За исключением трех-четырех, фамилии авторов которых мне были известны. Шутка, нет, на самом деле, почти все — до конца, за редким исключением что- то проматывалось. Бывает, что один автор присылает 5 или 6 фильмов, и ты, посмотрев один, затем второй, особенно если фильмы не нравятся, на третий смотришь с определенным скепсисом, и, особенно, если он идет 30 минут, пытаешься его перемотать. СФ: Влияет ли внешность режиссера или, может быть, оформление диска на попадание в конкурсную программу? АС: Если это Ленка Кабанкова, то влияет, а так — нет. Это хороший вопрос, потому что, действительно, если диск не читается, а такое иногда бывает, просто как- то он записан так, что не читается, то в 90 % случаев возиться с ним не хочется. Если диск подписан так, что фиг поймешь, что это такое, не оформлена на него заявка, то тоже нужна сила воли для того, чтобы с ним возиться. Такого в практике, чтобы смотреть фотографии режиссера, практически не было. Вспоминается один случай, но я о нем не буду рассказывать. СФ: Он попал или не попал? АС: Я позволю себе утаить эту историю. СФ: Последний вопрос. Как стать отборщиком самому? АС: Для этого ничего ровным счетом не надо делать. Есть два варианта. Или ждать предложений от фестивалей, крупных или мелких, или войти в оргкомитет и начать помогать какому-то фестивалю. Тогда фестиваль с большой вероятностью позовет вас работать отборщиком. Вариант номер два — каждый понедельник в 21:00 приходите на Винзавод, и вы будете работать самыми настоящими отборщиками нового фестиваля, который будет называться СИНЕ ФАНТОМ. И это мероприятие, как вы знаете, организовано совместно с международным Канским фестивалем в городе Канске. Спасибо. СФ: Спасибо.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица