21 Окт

Медведев о политике фестиваля "2 в 1"

с 22 по 25 октября в Москве пройдёт Международный фестиваль современного кино “ 2-in-1” . О политике фестиваля и критериях отбора его программы, о его сегодняшней теме и аудитории, о происходящих в кино переменах и возможном направлении его развития СИНЕФАНТОМУ рассказал программный директор фестиваля Алексей Медведев. СФ: Какая политика у фестиваля “ 2-in-1” , как он себя позиционирует? Медведев: В принципе, его политику и позиционирование можно понять, исходя из тех трех лет, что мы делали фестиваль “ 2morrow” , ведь команда осталась неизменной. Мы стараемся сохранить ту концепцию, которая изначально была придумана Иваном Дыховичным, Ренатом Давлетьяровым и мной. Первое и самое важное в нашей концепции — это сделать фестиваль бескомпромиссным по своему принципу отбора. Довольно большое количество фестивалей, если не все фестивали на земле, все-таки нередко руководствуются в своем отборе компромиссами. Иногда фильм приглашают потому, что программный директор дружит с режиссером. Иногда могут пригласить среднюю картину, потому что режиссер когда-то был великим и сделал несколько шедевров, которые все помнят. Или отборщики хотят представить фильм из какой-нибудь экзотической страны или кино, затрагивающее какую-то новую тему, при этом временно закрывая глаза на качество самого фильма. Мы заключили пакт между собой, которому стараемся до сих пор сохранять верность. Он заключается как раз в том, чтобы смотреть только на качество тех картин, которые мы приглашаем. Это — самое главное. Мы, не стесняясь, говорим, что показываем только те фильмы, которые нам нравятся. Знаете, для того чтобы делать фестиваль, нужно в большой степени верить в свой вкус, считать его правильным, а не говорить, что есть разные вкусы, есть кино для публики и есть арт-хаус. В этом году мы подчеркнули эту концепцию еще и названием “ 2-in-1” — это сочетание чаяний публики и авторского начала, которое художники вкладывают в свои фильмы. СФ: Из каких фильмов Вы формировали программу? Как производился отбор? Медведев: Помимо того главного принципа, о котором говорилось выше, есть несколько формальных критериев отбора. Я кратко поясню, в чем они заключаются. Мы, в общем, не берем фильмы, которые были показаны в конкурсе крупнейших фестивалей, таких как Канны, Берлин, Венеция. Условно говоря, мы не приглашаем в конкурс новый фильм Ларса фон Триера, или Михаэля Ханеке, или Педро Альмадовара, потому что их фильмы все равно найдут путь к зрителю, а наше признание и внимание Педро Альмадовару или Дэвиду Линчу ничего не скажут. Но мы обращаем внимание на параллельные программы этих фестивалей. Например, в Каннах бывают интересные фильмы в программах «Двухнедельник режиссеров» и «Неделя критики». Эти картины вроде бы засвечены, но, с другой стороны, они не попадают в центр внимания и не имеют возможности посоревноваться с равными себе. Таким фильмам мы стараемся предоставить эту возможность. Еще мы ориентируемся на то, что нам рекомендуют наши «контрагенты» — люди из разных стран мира, с которыми я знаком и которые имеют представление о наших вкусах и предпочтениях. Мы не переоцениваем себя. Мы не крупный фестиваль, чтобы гоняться за международными и мировыми премьерами, хотя они у нас, впрочем, бывают. Наше ноу-хау — отыскать фильмы, которые близки по духу нам и близки по духу друг другу, для того чтобы из них составить целостное высказывание о состоянии современного кино сегодня и завтра. Возможно, что сегодняшние участники конкурса “ 2-in-1” в будущем станут звездами режиссуры и займут места тех мэтров, о которых я говорил. СФ: Какое в этом году Вы составили высказывание, какая тема? Медведев: Тема определилась нашим новым названием — «два в одном». Мы подумали, что это не только искусство и публика, их возможный синтез в рамках фестиваля. А это и смешение, видоизменение границ современного кинематографа между игровым и документальным, между современным искусством и киноискусством. Это изменение роли и статуса автора в мировом кино, изменение арт- хаусного прокатного сектора. Не секрет, что экономический кризис во многом поставил существование независимого кино в США, в Европе под вопрос. Стало понятно, что фестивали приобретают какую-то новую и очень важную роль, для того чтобы именно это кино соединить с потенциальной аудиторией. Голливудским премьерам, выходящим в ста странах одновременно пятью тысячами копий или каким-то европейским премьерам никакие фестивали уже не нужны, это Каннам приходится уговаривать, условно говоря, Дэвида Финчера, чтобы он отдал им фильм для показа. Фестивали же становятся главной платформой для такого кино, которое не имеет финансовых и рекламных возможностей выходить в широкий прокат, но является средоточием современного кинопроцесса, в нем отрабатываются те технологии, те важные новации и темы, которыми на самом деле дышит искусство кино. СФ: А что происходит сегодня в независимом кино, какие тенденции — возрождение или, наоборот, угасание? Медведев: Знаете, конечно, можно говорить о каких-то тенденциях. Если внимательно следить за фестивальной жизнью, то можно сказать, что румынская новая волна потихоньку идет на спад, многие режиссеры начинают повторять самих себя. Кстати, это совсем не относится к румынскому фильму в нашем конкурсе, который называется «Окраина». В то же время, новая волна и новое событие с особой силой проявляются в Латинской Америке, прежде всего, в Аргентине. Там великолепные режиссеры, начиная с Лисандро Алонсо и заканчивая его более молодыми коллегами, снимают очень интересное кино. Или в Турции. То есть существуют некие региональные волны, за которыми, наверное, увлекательно наблюдать. Но для меня это не является основополагающим в конструировании программы. СФ: Почему? Медведев: Потому что на самом деле авторское кино — это товар штучный. Фильмы, особенно дебютные, или вторые, третьи, которые составляют большинство нашей программы, всегда сделаны энтузиастами, людьми, не рассчитывающими прославиться и заработать на этом денег, которым просто нужно выразить себя, сказать что-то важное. И если это важное попадает в резонанс с нашей узкой, но существенно продвинутой аудиторией, то эти люди становятся новыми звездами авторского кино. В качестве одного из примеров таких людей я могу привести Майкла Роу (члена жюри фестиваля). Его фильм «Високосный год», который будет показан у нас в программе, получил «Золотую камеру» как лучший дебют Каннского кинофестиваля этого года. Невозможно сказать, какой волне принадлежит этот режиссер, потому что родился он в Австралии, десять или пятнадцать лет жил в Мексике, редактировал там журнал для путешественников. А потом сподобился, купил на карманные деньги камеру и в сорок лет снял фильм, который совершенно по- новому трактует темы современности и киноязыка. Можно говорить о трендах, но самое ценное в авторском, независимом кино — это штучные прорывы, которые ни предсказать, ни спрогнозировать, ни спродюсировать невозможно. И поэтому с такими фильмами интереснее всего работать, давая им шанс представить себя более широкой аудитории. СФ: А что это за аудитория, на какую публику рассчитан фестиваль? Медведев: Можно говорить о каких-то возрастных группах, мы даже проводили самопальные опросы, из которых выяснилось, что наша аудитория, в основном, от двадцати до тридцати лет, студенты или закончившие вузы фрилансеры, люди творческих профессий. Но, опять же, вычленяя какой-то социологический сегмент нашей публики, нужно быть очень осторожным. Если отвечать одной фразой, то я вам скажу, что наша публика вся сидит в торрентах, она качает фильмы и смотрит их дома. СФ: Она скачивает, потому что этого нет в прокате? Медведев: Да, а если и появляется, то одной-двумя копиями без всякой рекламы, потому что прокатчики не могут себе этого позволить, а интересующийся зритель просто не узнает об этом. Вот где сосредоточие проблемы, это замкнутый круг. И поэтому фестиваль, может, не сейчас, а в будущем, способен стать вот таким прорывом, который позволит людям увидеть то, что им нравится. СФ: Скажите, чем обусловлено наличие двух жюри на фестивале — жюри кинодеятелей и жюри блогеров? Медведев: Это вполне распространенная практика, и нам показалось интересной и удачной идеей — еще на первом фестивале «Завтра» — поэкспериментировать с таким актуальным явлением, как сообщество блогеров. Ведь зачастую мнение так называемой киноманской аудитории формируется блогами. А теперь эта традиция двух жюри имеет отражение и в названии — это как два взгляда на один и тот же предмет, у нас как бы два глаза, что позволяет видеть стереоскопическим образом, объемно. СФ: Несколько традиционный вопрос — каким может быть будущее кино? Медведев: Меня, конечно, беспокоит будущее того кино, которое я люблю, которым занимаюсь. Интерес сегодняшнего момента заключается в том, что сейчас формируется ландшафт современного кино не в смысле даже нового киноязыка и локальных трендов, а в смысле того, как это кино будет существовать. Прокат арт-хаусного фильма одной копией — модель, которая перестает работать. Появляются компании, которые выбирают из фильмов авторского кино более громкие и не боятся вкладывать деньги в их рекламу для того, чтобы оставить за этим кино место в прокате. В пример приведу такие фильмы как «Рестлер», «Выход через сувенирную лавку» или «Бесподобный мистер Фокс», мультфильм Уэса Андерсона, который снят с многомиллионным бюджетом, но, тем не менее, является безусловно авторским продуктом. А есть другой путь, когда кинодистрибуция начинает раздваиваться, растраиваться и даже распятиряться. Кино осваивает промежуточные пространства. Это пространства галерей современного искусства и музеев. Это показы в клубах или ресторанах, не случайно в Москве за последний год появилось достаточно клубов, которые привлекают своих посетителей тем, что это не только место, где можно поужинать, но место демонстрации какой-то альтернативной культуры. Это Интернет. Киномир сейчас, особенно арт-хаусный, находится в поисках новой модели дистрибуции кино в сети, чтобы за просмотр хоть что-то платили. Это чрезвычайно проблематичная вещь, еще никому не удалось на этом заработать, но люди уже пытаются. Например, фестиваль в Сандэнсе и ряд других смотров уже делают эксперименты, кстати, о которых мы тоже давно думаем. Условно говоря, можно открывать платное скачивание фильмов конкурсной программы на время конкурса или подключаться к системам типа Video on Demand (я не большой эксперт в этом, но я вижу, что это происходит вокруг меня). Сейчас интересный момент, потому что непонятно, как это будет происходить и что из этого получится. Но пока никому не удается создать новую, чисто экономическую модель функционирования авторского кино. СФ: Но с музыкой же удалось создать. Медведев: Да. А ведь проблема пиратства казалась непреодолимой, но потом появился Apple с iTunes и сразу возникла альтернатива. Может быть, какая-нибудь другая компания выйдет на рынок с видеоплеером, который позволит как-то скачивать из общего банка за небольшие, но существенные деньги те фильмы, которые интересны людям. Напомню, что я говорил о системе дистрибуции, которая идет по пяти разным направлениям: музей, галерея, клубная культура, сеть, а последнее, собственно, и есть фестиваль. Сейчас предпринимаются попытки сделать из фестиваля не просто недельный праздник для любителей кино, а сделать из него круглогодичную платформу для продвижения кино, то есть совместить его с дистрибуцией. Это может быть в форме выпуска DVD под лейблом фестиваля, это может быть в форме единичного показа и так далее. Сейчас это пока ограничено тем, что фестивали, и заслуженно, предпочитают кинокопии формата 35 мм, несмотря на все достижения цифровой технологии, потому что кинокопия дает более качественное и привычное киноманскому сообществу изображение. Аренда кинокопий — довольно дорогое удовольствие, к тому же ограниченное во времени. А при возникновении системы новой цифровой проекции владелец кинотеатра сможет не просто показать фильм с цифрового носителя (что существует уже давно), но и скачать его с некоего центрального сервера. Плюс ему не нужно будет урегулировать процесс правообладания, потому что машина сама автоматически выставит счет, вычислив, сколько было показов и сколько было продано билетов. В этом случае мы не будем завязаны на кинокопии, сможем поехать в Екатеринбург, к примеру, и показать там все те же самые фильмы, используя наш наработанный бренд и ауру события, которую, пусть в скромных масштабах, мы смогли создать вокруг своего фестиваля, вокруг того кино, которое будем показывать. Это позволит создать из фестиваля продолжающееся, круглогодичное событие и позволит зрителю чаще и больше смотреть то кино, которое он хочет.

Интервью провела и подготовила Люся Артемьева

© СИНЕ ФАНТОМ 2010

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица