13 Май

Фестиваль "Videominuto"

ПЕРЕД ПОКАЗОМ

 

 

Андрей Сильвестров: Да полноценно начат. А вообще у нас в клубе СИНЕ ФАНТОМ каждую среду проходят показы разных фильмов. Если вы не были, то вот заходите. Иногда у нас бывают места, и гораздо легче проходить. И знаете, где-то ровно два раза в год – мы каждую среду делаем показы – два раза в год у нас случаются накладки, когда предыдущий сеанс, вот как было сейчас, который, по-моему, смотрело два человека в зале, заканчивается позже. И мы, конечно, этих двух человек из уважения к ним должны терпеть и вот ждать, когда же начнется... кончится предыдущий фильм, и мы сможем посмотреть. И знаете, вот удивительным образом: каждый раз это случается, когда программу организует «ВидеоДом». Одно с другим не связано вообще никоим образом никак. А... но, тем не менее, вот так вот такое удивительное совпадение. А всегда, когда «ВидеоДом» и вот Надя Бакурадзе организует программу, народу много. Поэтому всегда вот такая как бы история происходит. Надежда, проходите. Видите... Надя... Надежда Бакурадзе. Я хочу дать тебе слово сразу, чтобы ты представила нашего гостя.

 

Надежда Бакурадзе: Здравствуйте, я очень рада вас видеть.

 

Андрей Сильвестров: Вот. И рассказала про фестиваль.

 

Надежда Бакурадзе: Ну, наверное, про фестиваль расскажет Георг. Он, правда, не молчит, поскольку из Италии, молчать не может, а постоянно говорит. И я думаю, что он лучше представит фестиваль. А я представляю Георга. Георг Бреуш – он куратор российского тура фестиваля «VIDEOMINUTO», глава фестивального офиса и вообще очень долго связанный с Италией и с этим фестивалем. И поэтому я хотела бы предоставить слово ему.

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Андрей Сильвестров: Надо делать перерывы, а иначе никто не поймет.

 

Надежда Бакурадзе: «Спасибо, что я здесь». Примерно так. На самом деле была идея, чтобы Георг начал говорить по-итальянски, потому что это было бы, во-первых, никому не понятно, а, может быть, и всем понятно. А во-вторых, это же странно, что приезжает немец представить итальянский фестиваль.

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Надежда Бакурадзе: Как Надя, наверное, уже сказала (Надя – это я), что Георг Бреуш – он имеет отношение к организации фестиваля. И Георг как раз говорит о том, что он не является арт-директором. Арт-директором фестиваля является Рафаэль Джаварро. Это итальянский арт-критик и специалист по видеоискусству. Георг как раз занимается больше организацией фестиваля, то есть он глава фестивального офиса, о чем я уже говорила.

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Надежда Бакурадзе: Об истории фестиваля и обо всем остальном мы будем говорить после показа – для тех, кто будет в этом заинтересован. Я надеюсь, что тоже будет много людей, а может быть, даже все останутся в нашей теплой компании. Это я уже даже не перевожу, а уже от себя добавляю. Но, тем не менее. Поэтому давайте лучше начнем показ и получим удовольствие от него. Все.

 

Андрей Сильвестров: Спасибо большое. (Аплодисменты.) Спасибо, что вы приехали. Спасибо, Надя, что вы привезли. Давайте посмотрим программу. И я хочу напомнить, что после того, как все это закончится – а фильмов будет несколько, 77 (мы будем смотреть 77 минут) – после этого будет 70... а, нет, шутка – 77 секунд перерыва. И мы сможем вернуться в этот зал, для того чтобы посмо... обсудить, что мы увидели.

 

Надежда Бакурадзе: Получить 77 ответов.

 

Андрей Сильвестров: 77 ответов. Да. Соответственно, 77 вопросов мы ждем. Спасибо большое. Начнем. ПОСЛЕ ПОКАЗА

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Переводчик: Жаль. Хотелось сфотографировать, но...

 

Андрей Сильвестров: Надо было раньше фотографировать. Увы. Что? Мне ближе встать? Вань, сейчас вот пересядьте сюда, пожалуйста. Так? Все правильно? Друзья, прежде чем мы начнем, я хочу рассказать, как тут все у нас устроено. Если кто-то хочет что-то сказать – поднимите руку, и вам дадут микрофон. Потому что говорить без микрофона в нашем маленьком клубе запрещено. Не потому, что мы такие это самое, а все дело в том, что все фиксируется на вот эти две камеры, и потом фильм про это выкладывается в Интернете, или текст про это выкладывается в Интернете, и поэтому все, что здесь происходит, необходимо фиксировать и говорить... Вот Надя Бакурадзе пришла тоже. Надя, проходите, пожалуйста. Ну вот, я не знаю… Друзья, давайте мы... Во-первых, я, прежде всего, хочу поблагодарить вас за то, что вы привезли программу. (Аплодисменты.)

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.) You are welcome.

 

Переводчик: Спасибо.

 

Андрей Сильвестров: Если есть вопросы – поднимайте руку. У меня к вам первый вопрос: зачем вы это сделали?

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.) What?

 

Андрей Сильвестров: Во-первых, собрали эту программу.

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Переводчик: Почему мы делали эту программу или почему мы представляем ее сегодня? Простите, что я задаю вам эти вопросы, но...

 

Андрей Сильвестров: Давайте начнем сначала.

 

Георг Бреуш: Ок.

 

Андрей Сильвестров: Зачем вы этим занимаетесь?

 

Георг Бреуш: (Далее - перевод.) Почему мы все это делаем? Я не основоположник этого фестиваля, но я как бы пришел туда и начал заниматься этим фестивалем, ну, в общем-то, десять лет после того, как фестиваль начал свое существование.

 

Андрей Сильвестров: Сколько лет уже?

 

Георг Бреуш: 17-й год сейчас фестивалю.

 

Андрей Сильвестров: Семь лет.

 

 

 

Георг Бреуш: Сейчас 17-й, так сказать, сезон показа этого фестиваля. В 1993-м году он был основан. «VIDEOMINUTO» была основана, ну, как бы из двух элементов. Один из них – это ведущая радиостанция Тосканской... Ну и в общем один из ди-джеев фестиваля, то есть радиостанции, путешествовал по Южной Америке и посетил фестиваль одноминутных фильмов Бразилии... Возможно, в Бразилии. Ну, в общем, вся история не очень четкая. Но когда он вернулся, он был очень воодушевлен своим путешествием, и... Это был как раз тот момент, когда, собственно, видео-производство развивалось. То есть у практически каждого человека появилась возможность снять на видео какой-то фильм. И, ну, собственно, вот из этого и возник фестиваль.

 

Андрей Сильвестров: Прекрасно. То есть один человек съездил в Бразилию... (Смех в зале.) И теперь, спустя 17 лет, мы вынуждены в Москве смотреть эту программу.

 

Георг Бреуш: Да, это его ошибка, в общем-то, его вина. Но в общем, да, это была его идея. Но, видимо, он в нужный момент привнес эту идею. И таким образом фестиваль получил свое рождение.

 

Андрей Сильвестров: Хорошо. Зачем вы этим занимаетесь? Ваша личная мотивация?

 

Георг Бреуш: Почему я работаю с этим фестивалем? Иногда они мне платят. Редко. Но самый крутой момент в этой работе – это то, что можно непосредственно работать с видеорежиссерами, и в принципе в год где-то 300 человек контактируют с нами, и мы получаем их контакты. Ну и, в общем, мы работаем с ними. В конце концов, ну, за фестивалем стоит очень простая идея – то, что мы даем вам 60 секунд, а в обмен вы выдаете какую-то суперкреативную идею, которую воплощаете, и потом затем она показана на публике. Большинство из этих работ не были бы сделаны – ну, вот, собственно, которые вы видели, – если бы фестивали, подобные «VIDEOMINUTO», не существовали.

 

Андрей Сильвестров: Понятно. Есть ли вопросы еще какие-то в зале? Я готов... Да? А, сейчас, простите, сначала девушке.

 

Евгения: Скажите, пожалуйста, какие были критерии отбора данных фильмов для показа в России?

 

Андрей Сильвестров: Представьтесь, пожалуйста.

 

Евгения: Евгения.

 

Георг Бреуш: В принципе из трехсот видео, которые ежегодно приходят к нам, которые мы получаем, мы выбираем примерно 50 – ну, которые просматриваются жюри, вот. И потом выбираются согласно, собственно, ну, определенным критериям, которые существуют у жюри. Но – сегодня, в общем-то, вам было показано порядка 35 видео – ну, просто потому что мы не уверены, что все вот те видео из 50, которые, ну, были отобраны, они являются как бы понятными неитальянской публике.

 

Андрей Сильвестров: А большинство фильмов – итальянские?

 

Георг Бреуш: Ну да, большинство фильмов, конечно, итальянские, потому что, собственно, фестиваль итальянский. И промоушен...

 

Евгения: ...Ну да, конечно, да. Там было очень много фильмов английских, американских и даже два из России.

 

Георг Бреуш: Ну, то есть там были фильмы с разных фестивалей и с разных как бы конкурсных программ. То есть там были еще, ну вот, американские в частности фильмы – они были с американского конкурса.

 

Галина: У меня два вопроса. Один: насколько профессиональны были режиссеры? Вот я слышала, что вы общаетесь... то есть каждый фильм был сделан режиссером. Мне вот интересно – насколько они были профессиональны? Потому что я з... ну, как бы некоторые постановки, которые я увидела, – по-моему, они были просто из жизни, я не знаю там, обычной камерой сделаны, может быть даже на телефонную. Не знаю, не могу этого комментировать, вот. Но я так понимаю, что это просто наблюдения из жизни. И второй вопрос: после того, как зал посмотрел (да?) ну вот эту вот всю... как бы всю постановку, да, программу – наблюдали ли вы за тем, как реагирует зал на каждое видео? То есть, отслеживали ли вы этот формат для того, чтобы понять, насколько было зрителю понятно именно конкретное видео? Потому что я, например, даже по тому, как коммент... ну, там хлопали, понимала действительно, насколько аудитории понравилось или нет, насколько она поняла этот сюжет или нет. Ну, вот это интересно.

 

Георг Бреуш: Первый вопрос. Много режиссеров, и каждого из них я не знаю. Собственно, много видео здесь сделано молодыми режиссерами в самом начале своей карьеры. Ну и так по прошествии времени они работают как собственно профессиональные режиссеры. Очень часто наш фестиваль является начальным как бы пунктом карьеры. Cabrio Forever – про человека, да, который был закопан там (да?). Этот человек выиграл главный приз нашего фестиваля за год до вот собственно производства этого фильма. Ну и после этого он начал работать в агентстве «Саачи и Саачи» рекламном. И в этом году он выиграл фестиваль в Клермон-Ферране. Но начал он с фестиваля «VIDEOMINUTO». Хорошо, что вы думаете о реакции людей, которые смотрели.

 

Галина: Нет, немножко по-другому. Отслеживают ли те, кто привозил этот проект, те, кто привез этот фильм, непосредственную реакцию зрителя на сюжеты? То есть, допустим, я так поняла, что вы оставляли не все фильмы, правильно? Постановку. Потому что знали, что в России поймут не все фильмы. А, слышно (да?) сейчас? Еще раз повторю тогда. Нет? Ок. И вопрос просто в том, что насколько вам интересно или нет понимать: аудитория как бы каждый сюжет прониклась – для того, чтобы на следующий год вот для себя, ну, как бы делать какие-то урезки или что-то выбрасывать какой-то материал, или наоборот, оставлять.

 

Георг Бреуш: Для меня это очень интересно – наблюдать за реакцией людей. Но, к сожалению, в первой половине показа я не мог присутствовать здесь, потому что меня попросили о нескольких интервью. Ну и отличная вещь фестиваля «VIDEOMINUTO» – это то, что в принципе, всегда наблюдается какая-то реакция у зрительского... зрительного зала – то, собственно, чего вы никогда не добьетесь в обычном кинотеатре. Ну и вторая вещь – то, что вот короткометражки – они действительно короткие. Ну, бывает такое, что мы смотрим короткометражку и не понимаем, о чем там речь идет. Ну, потому что бывает так, что та идея, которая может заставить вас смеяться, плакать или какую-то другую реакцию вызывать – вот вы не заметили ее, и все. Но соответственно, для нас очень интересно, когда публика смотрит фильм в первый и, совершенно очевидно, что в самый последний раз, реагирует на происходящее. Но поскольку для нас это, ну, первый показ, ну вот в частности в России – соответственно, мы будем смотреть, нам очень интересно наблюдать за реакцией разной публики. Ну и после всех показов у меня создастся какое-то впечатление о том, какая реакция у русской публики по поводу всех этих фильмов.

 

Галина: Существуют кинофестивали и видеофестивали. Какая разница?.. Ну, давайте задам вопрос полностью, пожалуйста. А то я вас не очень понимаю. Так вот. На самом деле в нескольких короткометражках, сегодня показанных, я увидела свою драматургию, свой сюжет, свой отыгрыш актеров. Как, на взгляд Джорджа... Георга – где проходит разница между видео и кино?

 

Георг Бреуш: Ну, с технической точки зрения разница между видео и кино исчезнет, ну, в течение нескольких последующих лет. Но это технический вопрос, потому что, ну, существует... Есть еще разница как бы в длительности фильма. То есть не в драматургии, сюжете и эмоциях – а вот длительности. Главная принципиальная разница между кинофестивалем и видеофестивалем таких коротких-коротких-коротких фильмов – это в том, что, собственно, первое – это то, что каждый может принять участие в видеофестивале.

 

Андрей Сильвестров: Демократизм. Демократизм. Кино – элитарное искусство.

 

 

 

Георг Бреуш: Да. Ну, очень тяжело кино свое повезти в Канны или в Берлин, наверное.

 

Олег: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Вы сказали, что вы отбираете фильмы, у вас критерии. То есть из трехсот выбираете определенное количество. То, что мы увидели, в большей степени... ну, как на мой, на мое субъективное, но я думаю, что объективное, – это все-таки более юмористическое такое, свободное, легкое такое времяпрепровождение даже на уровне идей. Там несколько вещей попалось более таких экзистенциальных, философских. Но это исключение. В принципе это тенденция на такого рода на фестивалях, даже не одноминутных, а вообще короткометражных фильмов – будь то Гамбург, Оберхаус. И всегда, когда ты присутствуешь на этих фестивалях, то собирается европейская молодежь и хорошо проводит время. Ну, как бы по-русски сказать: не парится. При этом... да. И при этом как бы мы понимаем, что есть итальянское искусство. Сейчас... я... я не просто... я вопрос еще не задал. При этом мы понимаем, что есть итальянское искусство – прошлое, настоя... настоящее. И, как говорят великие старые мастера итальянского кино: итальянское кино возрождается. Например, фильм «Гоморра». И как бы есть разные у нас, у русских впечатления об итальянском киноискусстве. Существует ли, когда они отбирают эти фильмы, вот другая совершенно Италия – философская, какая-нибудь абстрактная или поднимающая социальные проблемы, за минуту?

 

Георг Бреуш: Тяжело сравнивать те редкие итальянские фильмы, которые суперпродюсированы и которые показывают за границей, с теми фильмами, которые вы вот здесь видели. Очень тяжело сказать то, что вот те там три фильма, которые итальянские за рубеж попадают, в зарубежный прокат, представляют что-то из итальянской культуры. Но в то же самое время нельзя сказать то, что вот те фильмы, которые мы здесь сегодня посмотрели, являются репрезентацией итальянской культуры. Ну, потому что это совершенно разная культура. И мне тяжело вот смешать два понятия – полнометражных итальянских фильмов и тех, что мы сегодня видели, – чтобы сказать, что это итальянское кино. То, что вы сегодня видели, это лучшие фильмы из нашей программы 2006-го года. Ну, во время нашего фестиваля, который длится в среднем неделю, у нас также есть множество как бы моментов, посвященных... много показов, посвященных видеоарту. Но что, собственно, является нормальным, поскольку место, где мы показываем все это, – это музей современного искусства. Но для финального показа мы выбираем программу, которая, ну, гораздо более идет как бы на уступки перед публикой, гораздо более популярна. Но нам не только нравится эта программа – еще мы это делаем, потому что мы пытаемся популяризировать видеоарт среди тех людей, которые в обычном случае не пришли бы просто в музей современного искусства посмотреть на видеоарт. Я ответил на ваш вопрос? Я не знаю.

 

Олег: Да. И я хотел бы вдогонку. Там был фильм с отпечатками – белые и черные (да?). По сути это вот близко (да?) к видеоарту. Да. И было бы хорошо, вот как девушка говорит, если бы вы в следующем году привезли больше видеоарта. Что русскому зрителю, как мне кажется, интересно смотреть именно на это. Но как бы мы не европейский зритель, нас не надо кормить гамбургерами. Нам интересно что-то другое, более сложное, абстрактное. (Аплодисменты.) Кормят, кормят. Съездите на любой фестиваль и увидите, что им показывают.

 

Георг Бреуш: Я, да, во... воспринимаю это как идею, как подставку.

 

Олег: Это ни в коем случае не говорит о том, что эта программа плохая. Скорее, хотелось бы что-то ну вот, то, что добавить. А если говорить о сопряжении полного метра и минуты – вот как раз тот фильм, который где человек вылезает из могилы и ложится там под небом – вот о чем говорили, как я понимаю, об авторе. На кладбище вылезает из могилы. Как называется фильм? Я не помню. Да, «Навсегда». Да, вот, о котором говорили. Ну, вот он говорил про этого парня – режиссер, который стал крутым чуваком. Да, да. Да, да, да. Вот как раз вот этот фильм – он как раз таки абсолютно у него есть связь. Что минута, что полнометражный – неважно. В этом присутствует итальянская культура, есть определенная дистанция и юмор. Там все есть. То есть я не вижу, условно, или как бы вот конкретно перед этим, между этим фильмом и каким-нибудь полнометражным фильмом итальянским как... какой-то оппозиции. Вот тут... поэтому этого парня и оценили, судя по всему.

 

Георг Бреуш: Ну, то есть он не очень понял. То есть из сюжета Cabrio Forever мог бы получиться и полнометражный.

 

Олег: Нет, нет. Нет, нет, я говорю про атмосферу. За минуту присутствует сгусток, атмосфера, образ кино. Неважно – минута или полтора часа. Собственно, на самом деле, возможно, даже сложнее за минуту поразить зрителей, чем за полтора часа, как это ни странно. Да, и в этом фильме как раз все присутствует, там все есть. Там нет оппозиции между полнометражным и минутным фильмом. Спасибо. Thank you.

 

Андрей Сильвестров: Я вот знаете, хотел бы возразить Олегу, прежде чем передам микрофон. Я в принципе возмущен этой программой. И считаю, что... я... вот до того, как можно сказать, что вы показываете программу в центре современного искусства, я хотел задать вопрос: относитесь ли вы вообще к этому виду как к искусству? Или это такой, ну, тип бизнеса? Что это, чем вы занимаетесь? Но теперь я понял, что вы просто выбрали, сделали такой подбор, ну как бы в основном из анекдотов. У меня, пока я смотрел программу, было ощущение, что я читаю книжку анекдотов. Есть такие в России, издают. Не знаю, как в Италии.

 

Георг Бреуш: Да, большинство из этих фильмов являются шутками в форме фильмов. Это нормально. Но наш конкурс – это не конкурс видеоарта. У нас конкурс одноминутных видео. Ну и в этом контейнере можно найти все, если покопаться.

 

Андрей Сильвестров: Отлично. Вы хотели что-то сказать? Покопайтесь в контейнере.

 

Антон Николаев: Мне кажется, после Андрея сложно задать вопрос, поскольку Андрей все правильно спросил. В общем, вопрос будет... будет примерно об этом. Вот все фильмы, которые были показаны, они как-то явно, ну, делятся на две группы: одни как будто такие заготовки для реклам, а второй тип – это такие гэки для фильма. Для фильмов. То есть тут вопрос встает о жанровом с... своеобразии этих одноминутных фильмов. То есть вы... если мы видели 30 – то вы их видели, например, 600-800. Вы могли бы как бы определить... жанровое своеобразие вот этой формы предложенной? Это первый вопрос. А второй вопрос: чем это отличается от видеоарта?

 

Андрей Сильвестров: Ну, Антон, тебе же все уже ответили.

 

Георг Бреуш: Я не говорю, что нет видеоарта в фестивале «VIDEOMINUTO». Но я просто только что сказал, что в этом фестивале есть все. Мы не исключаем присутствия видеоарта.

 

Андрей Сильвестров: А кстати, про рекламу гондонов давно хотел спросить. Вам платят гондоны?

 

Георг Бреуш: (Смеётся.) Да, я богат. Да, они персонально платят. Ну, в общем, все началось в 2005-м году. Это был похожий вечер, тоже в некоем клубе, и кто-то толкал речь про Эмира Кустурицу. И человек рассказывал про фильм Эмира Кустурицы, который тот сделал для немецкого министерства здравоохранения. Ну, национальная компания против СПИДа. Но фильм не показали, потому что немецкое министерство здравоохранения не приняло фильм. И я попытался получить этот фильм, заполучить этот фильм и, в общем, показать его на нашем фестивале. Ну, в общем, я начал искать это видео, и когда это не очень получилось, я начал обзванивать другие министерства здравоохранения и спрашивать их, пол... ну, заказывали они вообще когда-либо такие подобные фильмы. И пытался получить их для фестиваля. Собственно, тогда у нас, ну, родилась такая мини-программа, в которой мы показывали подход различных стран в освещении собственно проблемы СПИДа. И фильмы, которые вот вы видели сегодня, они, собственно, ну, производство министерства здравоохранения Германии конца 80-х, начала 90-х.

 

Андрей Сильвестров: Скажите, это просто ваше хобби. То есть это вам, ну, как-то просто очень нравится, поэтому вы это делаете? Или в этом есть какое-то социальное значение, вы боретесь со СПИДом?

 

Георг Бреуш: (Смеётся.) Но это уже слишком было бы. Мне просто интересны эти фильмы. И вообще они неплохие, и поэтому я решил, что будет круто.

 

Андрей Сильвестров: В общем, хобби. Понятно.

 

Зритель-1: (Перевод с английского.) Ну, два вопроса, собственно. Почему вы выбрали фестиваль, ну, к показу программы 2006-го года? И почему вы показываете это первый раз, ну, в России?

 

Георг Бреуш: Мы готовили программу прошлого года. Но, к сожалению, не успели ее подготовить. И поэтому мы показываем вам программу 2006-го года, которая лично мне очень нравится. Собственно, почему мы приехали в Россию? Это потому что культурный центр «ВидеоДом» связался с нами и рассказал нам об их замечательной идее привозить международные фестивали в Россию и представлять их программы. Но это нормальный подход, потому что мы как фестиваль не можем организовывать наши туры за рубежом. Всегда нужен локальный местный партнер у фестиваля. Ну, потому что у нас довольно маленькая структура, и у нас нет возможности путешествовать за... за границу и организовывать это за наши собственные средства. Но особенно положительная вещь, помимо того, что «ВидеоДом» нас пригласил в Россию, – это то, что у нас теперь появилась некая сеть, с которой мы работаем, фестивальная. Но это дает нам хорошую возможность представлять нашу программу за рубежом.

 

Олег: Вопрос: 2009-год – какие-то есть новые работы? Вы отсматривали их? И в каком направлении сейчас в связи с кризисом, и вообще есть ли кризис в Италии? Как-то народ реагирует на это?

 

Георг Бреуш: Может быть, это интересный вопрос, но ответить я на него не могу. То есть вы... Но я не могу ответить на него, потому что, собственно, прием работ только начинается. Начнется, когда я вернусь обратно. Поэтому я не могу сказать, какие будут фильмы. Это в сентябре вот смогу. На... напишу вам.

 

Олег: У меня личный вопрос: вот вы лично снимаете фильмы, как режиссер?

 

Георг Бреуш: No.

 

Олег: Нет. И у вас нет такого желания?

 

Георг Бреуш: Иногда я работаю журналистом, новости обслуживаю. Но я не видеоартист и не видеорежиссер.

 

Олег: А вот такой вопрос, независимо от, опять-таки, от минутного или полнометражного фильма: вы как видите, в принципе, если говорить о кино как таковом вообще? Независимо – минута или полтора часа. Вам, как зрителю, как журналисту, какая была бы интересна тема? Вот на сегодняшний день, вот что бы вас могло возбудить, взбудоражить, окрылить, удивить? Какой... что бы вы хотели увидеть? Что бы вам было бы интересно увидеть в кинотеатре?

 

Георг Бреуш: Я не могу сказать, что какой-то сюжет заинтересовал бы меня в наибольшей степени. Если я вижу фильм, который мне нравится – значит, это крутой фильм.

 

Олег: Но тема, но какая-нибудь тема. Например, ну, не знаю, тема... тема политики, тема кризиса, тема любви, фантастика – что вот конкретно вы? Как вы? Вот если вы постараетесь ответить не... не только даже как бы от себя – а может быть, даже от итальянского зрителя. Что могло бы быть ему интересно? Неизвестно, да? А вы первый раз в России?

 

Георг Бреуш: Невозможно. Да.

 

Олег: Да, да. Скажите, а вообще в принципе в Италии люди знают о русском кино? Неважно – прошлое, настоящее.

 

Георг Бреуш: Вряд ли. То есть... В общем, в Италии ситуация такая... такая же, как и в России – то, что в больших мультиплексах иностранное кино практически не показывают, а показывают американские фильмы. Но то, что можно в принципе найти, это европейские фильмы. Потому что Италия, как часть европейского сообщества, – в общем, заставляют показывать фильмы из Европы. Но для среднестатистического зрителя в Италии в принципе невозможно получить какую-либо картину о состоянии кино в России. Но единственная возможность – это отправиться на фестиваль. Но и то, в Италии, в общем, если ты не журналист или не какая-то известная персона – это крайне тяжело попасть на сам фестиваль. Ну, потому что сами фестивали – они созданы для киноиндустрии, а не для обычного зрителя.

 

Олег: Ну, понятно, что вкус и идеи формируются. И мой вопрос не... не по отношению вообще к зрителю и к массовому зрителю. Существует ли в творческой среде итальянской потребность именно в итальянском кино противостоять американскому кино? Или двигаться там параллельно. Есть такое вообще желание у молодежи итальянской творческой? Как-то... да. Ну как-то они же должны. У них там Феллини, Антониони. Прошла пора общества потребления или нет? Надоело им есть гамбургеры или нет? Хочется что-то серьезное?

 

Георг Бреуш: Это было бы отлично, если бы у молодых итальянских режиссеров были бы возможности получить деньги, которые, ну, для американского кино, ну, на... с производства итальянских фильмов. Но...

 

 

 

Олег: Нет, нет, нет, я говорю про другое.

 

Георг Бреуш: Но есть потребность в промоутировании хороших итальянских фильмов. Это здорово – то, что в прошлом году мы смогли посмотреть фильм «Гоморра», который я персонально нахожу отличным фильмом. Который является действительно хорошим примером – что такое отличное итальянское кино.

 

Олег: Но, а можно ли ожидать от итальянского кино такую новую волну, ну, не знаю, новую волну, которая была в 60-70-е годы в Европе? Годар, Вендерс, Фассбиндер. Вообще там есть такие личности? Люди есть там такие? Режиссеры? Которые бы взяли видеокамеру цифровую, HD, не надо бюджетов американских, и просто сняли бы нам интересную, за душу хватающую и не просто историю, а чтобы мы ночью не спали.

 

Георг Бреуш: Да кто ж его знает – будет ли волна или нет. Но а... но, тем не менее, в документальном кино наблюдается гораздо более позитивная тенденция, то есть активнее. Но сейчас существует гораздо больший интерес в документальном кино в Италии.

 

Олег: А почему? С чем это связано? Что... о чем они, фильмы эти документальные?

 

Георг Бреуш: Но я не уверен в том, что только в Италии гораздо больше интереса к документальному кино. Я думаю, что это и в других странах. Я вообще не эксперт, но мне кажется, что вот фильм Майкла Мура «Боулинг для Коломбины» вот был неким началом всего вот этого движения. Но это мое персональное мнение, и не принимайте это как, в общем, так все...

 

Олег: Хорошо. Спасибо.

 

Андрей Сильвестров: Наш разговор ушел несколько от фестиваля. Вы хотели что-то спросить, связанное с фестивалем? Или вернемся, поговорим о проблемах других каких-нибудь?

 

Зрительница-1: Мой вопрос будет коротким и простым. Какую картину вы могли бы обозначить особо в данной программе, за исключением Cabrio Forever? И почему?

 

Георг Бреуш: Я могу сказать вам, какое видео выиграло в программе 2006-го года. Нет, не Cabrio Forever. Фуга «Побег», да.

 

Зритель-2: Это что там происходило? Что...

 

Георг Бреуш: Черно-белый и... но если вы заметили, это был не фильм, а слайды.

 

Андрей Сильвестров: Это победитель.

 

Зритель-2: Да. Но а вот лично?

 

Георг Бреуш: Но я не думал, какой мой фильм любимый во всей этой программе. Тут проблема в том, что ну, вы смотрите сотни фильмов и... Но если я вот всю ночь буду думать об этом, то может быть, завтра утром я скажу, какой был мой любимый фильм.

 

Андрей Сильвестров: Есть ли еще вопросы? Если нет, то, ну, давайте мы на этой прекрасной ноте завершим. Я скажу пару слов. Спасибо вам большое. Спасибо вам за то, что вы, во-первых, привезли программу. Во-вторых или даже во-первых – за то, что вы делаете такой фестиваль. Я так думаю, что давая возможность большому количеству авторов себя проявить и большому количеству зрителей – почувствовать возможность себя проявить. Потому что, когда люди смотрят такие фильмы, они понимают, что – ОК, мы это можем.

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Андрей Сильвестров: И это дает возможность, необыкновенно демократизирует кинопроцесс. И я желаю вашему фестивалю стать настоящим форпостом кинобизнеса. Кинобизнеса 21-го века. (Аплодисменты.)

 

Георг Бреуш: (Говорит по-английски.)

 

Переводчик: Спасибо.

 

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица